ЛИ ГВАН ХО. ЖИЗНЬ КОММУНИСТА

Ли Гван Хо

Ли Гван Хо

Ли Гван Хо — преданный и верный член Коммунистической партии СССР. Умер в 1987 году, три года не дожив до распада СССР и Коммунистической партии. Кореец по национальности, он всю свою жизнь посвятил, казалось, незыблемой идеологии Коммунистической партии.

Родился он в 1920 году в г. Танчхон, провинция Северный Хамген. Отец Ли Чя Сыль был довольно успешным потомственным врачевателем, имел дворянское происхождение (янбан). Сохранилась уникальная фотография, снятая в Корее во дворе своего дома.

В те годы японизация Кореи шла полным ходом. Но особых проблем в жизни Ли Чя Сыль , благодаря своему делу, не испытывал. Японцы относились к нему терпимо, был хороший благоустроенный дом и достаток. Но младший брат Чя Сыля и революционно настроенные ровесники были не довольны засильем японцев и часто устраивали беспорядки.

Случилось так, что младшего брата японцы арестовали и посадили в тюрьму. Чя Сыль, предчувствуя беду, не дожидаясь суда, подкупил охранников и организовал побег. В ту же ночь, опасаясь расправы, с женой и тремя маленькими сыновьями вместе с братом он покинул Корею. Времени было мало, пришлось всё бросить, взяли только немного продуктов на дорогу. Спасительное судно было только на Дальний Восток России. Ли Гван Хо тогда было всего два года.

Ли Ча Сыль

Ли Ча Сыль (отец Ли Гван Хо)

Вот так семья Ли Чя Сыля в 1922 году оказалась в Сучанском уезде, где довольно давно обосновались корейцы, покинувшие Корею. Здесь у них родились сын Ден Хо и дочь Гым Сун. С деятельностью врачевателя пришлось на время расстаться. Работал плотником на стройке. Советский режим на Дальнем Востоке набирал силу. Жили как все — без особого достатка, но на жизнь хватало. Ли Гван Хо с братьями Ен Хо и Гын Хо пошли в школу в Сучане, после окончания которой поступили в Рабфак при Владивостокском Педагогическом институте.

В скором времени из-за болезни умерла мать Пак Су Ни. Оставшись один, Ли Чя Сыль уже с пятью своими детьми после нескольких лет скитаний связывает свою жизнь с вдовой погибшего рыбака с четырьмя детьми. Естественно, обстановка в доме стала более напряжённой. Старшие сыновья Ли Чя Сыля в том числе и Гван Хо рано вступают в самостоятельную жизнь.

Наступила осень 1937 года. Началось великое переселение, которое впоследствии назовут депортацией корейцев в Среднюю Азию и Казахстан. Владивостокский Педагогический институт вместе с Рабфаком эвакуировали в г. Кзыл-Орду Казахской ССР. А семья Ли Чя Сыля с новой женой попала в колхоз «Новая жизнь» (старое название – колхоз имени Будённого) Средне-Чирчикского района Ташкентской области.

В такой сложнейшей ситуации, связанной с переселением и полной неразберихой, руководство института вместе с местными органами власти г. Кзыл-Орды и Казахстана сумели в кратчайшие сроки собрать преподавателей, студентов, организовать учебный процесс и выпустить первый в Казахстане очередной выпуск Рабфака уже в июле 1938 года, почти через полгода после начала депортации. Ниже приводится фото (Ли Гван Хо — во втором ряду снизу, первый слева).

Ли Гван Хо. Корейский Рабфак

Выпуск Корейского Педагогического Рабфака (г. Кзыл-Орда, 1938г)

Сохранилась неизвестная фотография «Ли Гван Хо среди друзей». Скорее всего — это однокурсники по Рабфаку. С уверенностью можно сказать, что это представители передовой, грамотной, интеллектуальной, целеустремлённой корейской молодёжи того времени. Ниже приводится фото (Ли Гван Хо — в верхнем ряду, первый справа).

Ли Гван Хо среди друзей

Среди друзей

После окончания Рабфака Ли Гван Хо работал учителем в школе в колхозе «Новая жизнь», где обосновалась после депортации его семья. Но стремление к знаниям, к самосовершенствованию было неотъемлемой чертой его характера. В 1946 году он закончил Ташкентский Педагогический институт и получил звание учителя физики и математики. Ниже приводится фото удостоверения.

Ли Гван Хо. Директор школы

Во главе корейской школы

Ли Гван Хо. Удостоверение учителя

Учитель физики и математики

После окончания Педагогического института он переезжает в г. Уштобе Талды -Курганской области Казахской ССР, где продолжает работу учителя, потом директора школы. Ниже приводится фото коллектива (Ли Гван Хо — в первом ряду, в центре).

В 1947 году он едет в г. Корсаков на Сахалин. Зачем? Это интересный факт, который мало известен современным корейцам. После освобождения Корейского полуострова от японских захватчиков после Второй мировой войны по взаимной договорённости Советского правительства и ещё неразделённой Кореи было принято решение направить более 16000 молодых корейцев из освобождённой Кореи на

работу в леспромхозы и рыбоперерабатывающие заводы Камчатки и Сахалина сроком на 10 лет.

Преследовались две цели:
1. Дать возможность молодым корейцам помочь своим голодающим семьям в разграбленной после японской оккупации Корее.
2. Подготовить и обучить молодых корейцев работе в леспромхозах и на заводах Камчатки и Сахалина, где остро ощущалась нехватка мужской рабочей силы после войны.

Проблема неожиданно возникла в общении в процессе работы. Нужны были переводчики. Незнание русского языка сильно отражалось на производственных отношениях, в то время как потребность материка в лесной и рыбной продукции неуклонно росла. После военной разрухи страну надо было восстанавливать и кормить. Для решения этой проблемы правительство СССР было вынуждено призвать и направить туда большую группу учителей корейцев, знающих русский язык, и в 1937 году насильно депортированных в Среднюю Азию и Казахстан.

Ли Гван Хо с супругой

Ли Гван Хо с супругой

Так, спустя десять с небольшим лет, несколько тысяч представителей передовой корейской интеллигенции снова оказались на Дальнем Востоке. В их числе оказались Ли Гван Хо и Хегай Елизавета Трофимовна (см. фото), тоже учитель математики и физики. Здесь они встретились, полюбили друг друга и в 1949 году создали семью. А в 1951 году у них родилась дочь Лора, в будущем моя жена.

Благодаря своим организаторским способностям, Ли Гван Хо не работал переводчиком, а сразу был назначен на должность «заместителя начальника леспромхоза по воспитательной части».

В начале 50-х годов Ли Гван Хо возвращается в Казахстан в г. Уштобе и работает директором средней школы. Жизнь удалась: хорошая семья, умная, отзывчивая, всё понимающая жена, на работе почёт и уважение… Но он не успокаивается на этом. Жажда знаний заставляет его идти дальше. Он понимает, чтобы многого достичь, надо много учиться. И он учится:
- поступает на заочное отделение Алма-Атинского юридического института (фото справки — то, что сохранилось);

Учеба на юриста

Учеба в Алма-Атинском юридическом институте

- в 1953 году заканчивает вечернюю партийную школу при Каратальском Р.К. КП Казахстана;

Ли Гван Хо. Вечерняя партийная школа

- параллельно обучается на курсах пропагандистов при Талды-Курганском обкоме КП (б) Казахстана;

Ли Гван Хо. Удостоверение пропагандиста

- по рекомендации Каратальского Р.К. КП он получает направление от Талды-Курганского обкома КП Казахстана для поступления в Высшую партийную школу (ВПШ) при ЦК КПСС, где готовят идеологов. Успешно сдаёт вступительные экзамены и в 1958 году заканчивает ВПШ (газетное отделение). Хочется отметить, что в этом выпуске он был единственный кореец. (Ли Гван Хо — в третьем ряду снизу, седьмой слева);

Ли Гван Хо. Высшая Партийная Школа

Ли Гван Хо. Высшая Партийная Школа ЦК КПСС (г. Москва, 1958г)

Ли Гван Хо, диплом ВПШ, Москва 1958г

Диплом Высшей Партийной Школы ЦК КПСС (г. Москва, 1958)

- сохранился любопытный документ по учёбе; параллельно с учёбой в ВПШ помимо обязательных дисциплин, он дополнительно сдаёт кандидатский минимум по корейскому языку на «отлично» в Московском Государственном Университете международных отношений у очень авторитетных экзаменаторов на то время.

Ли Гван Хо. МГИМО по корейскому

Кандидатский минимум по корейскому языку в МГИМО на «отлично»!

После окончания ВПШ Ли Гван Хо получает назначение в г. Пхеньян КНДР. Как-то, разговаривая с тестем на разные политические темы, он сказал мне, что перед поездкой в КНДР он долго беседовал с секретарём ЦК КПСС по идеологии т. Сусловым М.А. И всё. Больше ничего не сказал. Об остальном можно только догадываться.

Недолгие сборы и Ли Гван Хо с женой Елизаветой и семилетней дочкой прибывает в г. Пхеньян КНДР. В Северной Корее к тому времени около 10 лет служил двоюродный брат Ли Се Хо (второй сын младшего брата Чя Сыля, спасая которого они покинули Корею). На момент прибытия Ли Се Хо в Корею были нужны опытные военные кадры и ему было поручено командовать Военно-морским училищем. Он не был кадровым военным, но в нём чувствовалась военная выправка и железный характер.

Это назначение, как оказалось, не было случайным. Из многовековой родословной, которую ведёт двоюродный брат, проживающий в Сеуле (старший сын старшего брата Чя Сыля), следует, что Ли Се Хо и Ли Гван Хо — прямые потомки Тхун Ду Рана (китайца родом из Манчжурии), главного военачальника, друга и сподвижника короля Ли Сечжона Великого (четвёртого короля династии Чосон-Ли, годы правления 1418-1450).

На склоне лет за верную и долгую службу император пожаловал ему земли в районе Танчына и пожелал, чтобы отныне он взял его фамилию, поскольку на протяжении всей жизни их связывала братская дружба. Вот так началась фамилия Ли с редким поном Чон Хе. Ли Се Хо и Ли Гван Хо из двадцатого колена. В этом роду было много военных и выдающихся людей. Они не только братья. Это были друзья, соратники, единомышленники. Они по жизни шли рядом и похоронены тоже рядом.

Конец 50-х годов. Встреча братьев, организованная со всеми мерами предосторожности, помогла Ли Се Хо предупредить брата, что обстановка в КНДР для советских граждан изменилась в худшую сторону. Ли Гван Хо, как и многим представителям авторитетных советских корейцев, в том числе и его брату Ли Се Хо, в ультимативной форме было предложено либо принять корейское гражданство, чтобы начать работать, либо покинуть страну. На тот момент отношения между советскими корейцами и правительством КНДР были напряжёнными.

В результате политических интриг тень подозрения упала на советских корейцев. И этот шаг был проявлением недоверия к ним. К тому времени в качестве братской помощи из числа советских корейцев в военном строительстве для укрепления обороноспособности КНДР приняли участие более 40 генералов, для ускорения темпов восстановления народного хозяйства на посты министров и зам. министров были назначены более 40 человек и даже членами Политбюро ЦК ТПК (Трудовая партия Кореи) стали 3 человека.

Очевидно, что на тот момент они составляли значительную силу. Доложив об обстановке в КНДР Советскому правительству, Ли Гван Хо получил отзыв и вернулся в СССР в г. Кзыл-Орду, который стал центром корейской диаспоры Казахстана. Здесь в 1959 году у Ли Гван Хо и Елизаветы рождается сын Александр.

Конец 1959 года. В г. Кзыл-Орда действует общественная организация Советских корейцев, больше известная как «Корейское землячество», конечной целью которой было требование автономии. Ли Гван Хо становится его активным членом. В дальнейшем «Корейское землячество» было ликвидировано. Советское правительство усмотрело в его деятельности угрозу территориальной целостности существующих Союзных республик. И по причине или вследствие этого Ли Гван Хо был направлен на руководящую партийную и хозяйственную работу на предприятиях г. Хабаровска и Камчатки.

В середине 60-х годов с наступлением политической «оттепели» Ли Гван Хо вернули к идеологической работе. Он был назначен Ответственным редактором радиовещания на Корейский полуостров при ЦК КПСС, где он работал до ухода на пенсию.

В силу своей политической грамотности и образованности Ли Гван Хо в любом коллективе, на любом уровне всегда был в центре внимания, мог поддержать беседу на любую тему, дать свой комментарий на любое событие, происходящее в мире. Особенно близка ему была тема, касающаяся Корейского полуострова. Главный печатный орган Хабаровского края «Тихоокеанская звезда» часто печатал на своих страницах его статьи, касающиеся Северной и Южной Кореи. Он печатался под псевдонимом «Г. Холин».

В 1972 году дочь Лора выходит замуж за меня и переезжает в Ташкент. В конце 70-х годов, после ухода на пенсию, Ли Гван Хо с женой Елизаветой тоже переезжают в Ташкент. Частые гипертонические кризы могли привести к летальному исходу. По совету врачей срочно нужна была перемена климата. В это время я получил 3-х комнатную квартиру от завода «Иргидромаш», где работал главным конструктором. И мы с радостью предложили квартиру им. Этажом ниже, не без моей помощи, поселился Кан О Нам — депутат Верховного Совета СССР, этажом выше — Ан Фёдор Г., второй секретарь Средне-Чирчикского райкома партии, пенсионер.

Будучи человеком общительным и интересным, Ли Гван Хо собирает вокруг себя новых и старых друзей-пенсионеров, таких как Хван Ман Гым — председатель колхоза «Политотдел», Сим Дён Дик — председатель колхоза им. Димитрова, Хан Валентин Андреевич — председатель колхоза «Заря коммунизма» и др. Последние годы прошли в постоянном общении и дружбе семьями. Мы радовались их полнокровной жизни, где не было места старческому одиночеству.

Так и ушли они в мир иной друг за другом. Ли Гван Хо умер в 1987 году в возрасте 67 лет и похоронен, по его просьбе, рядом с его отцом Ли Чя Сыль на кладбище колхоза «Политотдел» Ташкентской области. Переезд в Ташкент продлил ему жизнь на 8 лет. Жена Елизавета пережила мужа на 11 лет и похоронена рядом с ним.

Таков жизненный путь Ли Гван Хо, убеждённого коммуниста (партийный билет № 06124611, 30 июля 1958г), человека честного, порядочного, целеустремлённого, владеющего в совершенстве русским и корейским языками, члена Союза журналистов СССР (членский билет №32655, декабрь 1958г), персонального пенсионера. Он жил в эпоху социализма и был героем своего времени, которое ушло в прошлое и стало историей. За его плечами школа жизни и большое желание видеть корейский народ счастливым и достойным в могущественной и сильной стране, которая стала ему Родиной.

 

Ким Ге Ро

Июль 2015, г.Ташкент

 

* * *

3 Comments

  1. Мы звали его просто — дедушка Аркадий, он же был большим Героем своего времени. Благодарю отца за скрупулезный и душевный очерк о дедушке. Для меня честь опубликовать его на папином сайте.

    Ответить

  2. Ким Ге Ро

    Серёжа, я очень рада, что ты оценил важность нашего общего труда. В этом — большая ваша заслуга. Вы сберегли и сохранили бабушкин и дедушкин архив. С нашей бедой и папиными болезнями у меня «руки не доходили», чтобы разобрать и изучить его. А в этом году папа как-то спешил… Наверно, думал, что не успеет… и настойчиво просил меня заняться архивом. Я сделала подборку документов, он всё проанализировал и, неожиданно для нас самих, выстроилась вся папина жизнь, о которой мы мало что знали. У вас хорошие корни и по отцовской, и по материнской линии. Вам есть кем гордиться и на кого равняться. В жизни главное — не останавливаться и идти вперёд.
    Павлуши нет, но он нам помогает, мы это чувствуем. У нас три сына и мы вас любим. Павлушина помощь, твоя поддержка, Женины хлопоты, внимание родных и близких людей уберегли папу для жизни. Спасибо вам всем. Мама.

    Ответить

  3. Ким Ге Ро

    Этим очерком папа закончил серию рассказов о семье. Он написал всё, о чём хотел написать. Здесь нет вымысла. Это то, что сохранила его уникальная память для вас-детей и внуков, чтобы вы знали кто вы и откуда родом, и имели представление о каком-то жизненном опыте близких и родных вам людей. А как распорядиться этим дальше-вам решать…
    «Есть только миг между прошлым и будущим. Именно он называется жизнь». Геометрия проста- жизнь стоит на двух опорах: прошлое вас не подведёт и не предаст, значит, надо строить и укреплять своё будущее. Мама.

    Ответить

Добавить комментарий для Sergey