Под Бричмуллой | Ким Ге Ро. Рассвет на закате

Под Бричмуллой

После первой поездки я более тщательно стал готовиться ко второй. Достал немецкий пенопласт, отличающийся от советского большой твердостью и плотностью. Купил немецкие лески диаметром 0,7-0,8мм с крючками №12. Отлил с помощью столовой ложки грузила. Приготовил дополнительно ещё 30 поплавочных снастей. Накануне вечером отварил целое ведро кукурузы для приманки. Отдельно на насадку сварил несколько початков корейской кукурузы. Купил витамины «Ревит».

Надо было ехать с ночевкой. Для этого пришлось взять ещё одну дополнительную закрытую палатку со спальными мешками на всех членов семьи. Автомобиль «Жигули» оказался полностью загруженным, включая багажник. Поехала только наша семья в составе двух взрослых и трех детей. Взяли с собой фотоаппарат «Киев» со слайдовскими пленками. На этот раз мы решили поехать дальше, повыше, где по рассказам местных жителей есть сад и спуск прямо к воде.

Такое место мы увидели, перевалив один продолжительный подъем с крутым, резким спуском к поселку «Янгикурган». Рядом с пионерским лагерем «Конструктор» (от завода авиастроителей) был заезд в сад, который вел непосредственно к берегу водохранилища. Мы остановились рядом с небольшим заливчиком, напротив скалы «Палец», недалеко от железного моста через реку Чаткал. Рядом рыбачили две группы рыбаков со спиннингами и удочками. Мы распаковались и каждый начал выполнять свои обязанности.

charvak-10

Старший сын Павлик начал готовить лодку, жена с младшим сыном Женей занялись кухней и печкой, а я с Сережей стал устанавливать две палатки: одну для столовой, а другую для спальни.

Когда лодка была готова, Павлик спустил её на воду, и мы поплыли вдвоем, периодически проверяя глубину с помощью поплавка с леской.

Изучив рельеф дна, мы забросили три группы поплавков по 7-8 штук. Рыбу на этом участке хорошенько прикормили вареной кукурузой, разбросав её с учетом подводного течения.

Позади нас стеной стоял пик «Большой Чимган». За железным мостом со стороны Киргизии стояли более высокие и заснеженные горы. У подножья этих гор отчетливо были видны пролысины от оползня, напоминающие какие-то фигуры. Местные ребята сказали, что эти фигуры: девушка, ящерица и змея. И есть легенда про них. Мои дети нашли и четвертую фигуру, похожую на черепаху, в самом верхнем левом углу. Я пригляделся, действительно, похоже на черепаху.
Время уже близилось к 11 утра, и вот в дальней группе закрутился один поплавок и поплыл в сторону. Мы с Павликом прыгнули в лодку и погнались за поплавком. Поплавок стремительно уходил к середине водоема к противоположному берегу, рассекая, как катер, водную гладь. Мы с трудом догнали и схватили его, почувствовав упругую тяжесть на противоположном конце лески. Я слегка подсек и начал подтягивать леску. Сазан, а это, несомненно, был он, начал кружить вокруг лодки то поднимаясь на поверхность воды, то стремительно уходя вниз на глубину. Так, медленно, но упорно я подвел сазана к лодке, и, выбрав момент, подсаком загреб его, затащил в лодку и вздохнул с облегчением.

charvak-9

Это был сазан — красавец на 3,3-3,5кг. Но сопротивлялся он так упорно, как будто весил все 5кг. Выйдя на берег, я заарканил сазана прочным шнуром через рот и жабры и привязал к колышку. К приличному сазану я отнесся с подобающим уважением. Его следовало держать отдельно от рыб помельче. К вечеру мы поймали ещё пару сазанов до двух килограмм, которых вечером пустили на уху.

charvak-5

Вечер и ночь в горах- это что-то невообразимое. Вечерний закат очень непродолжительный. С каждой минутой меняются краски, начиная с желтого и красного, затем они переходят в темно-багровые тона, и в конце все становится фиолетово-черным, наступает ночь.

С наступлением темноты горы начинают заполняться многочисленными звуками и стрекотанием. Иногда слышится всплеск на водной глади. Это значит резвится сазан.

Впечатление такое, как будто горы приближаются, стараясь разгадать: «Что же они в моем царстве делают?». А звезды так низко опускаются, словно заигрывают с тобой: «А сможешь ли достать меня?..».

В дальнейшем, у нас сложилась традиция: вечерами у костра я давал детям уроки астрономии. Если они до сих пор помнят хотя бы названия основных созвездий, то это значит, что уроки не прошли даром.

А сколько удивительных и непохожих друг на друга ночей провели мы здесь с семьей! Сбились со счета.

Дети мои практически выросли, проводя летние каникулы на берегу Чарвакского водохранилища. Для нашей семьи это становилось нормой. Мне хотелось к такому образу жизни привлечь все больше и больше родственников, знакомых и друзей. Но почему-то так никто и не втянулся. То ли жизнь стала нелегкой, и надо было думать о хлебе насущном, то ли им просто была не по душе жизнь в палатках без удобств, наедине с природой.

Как жена говорила: «Если тебе и детям это нравится, то не думай, что и другим это понравится. Я с вами приезжаю из-за детей, чтоб присмотреть за ними и вовремя накормить».

А я с детьми как наркоман. После очередной вылазки в горы уже планировал следующую. Сколько впечатлений, сколько новых знакомств!.. А сколько рыб наловили!..

Был даже случай, который, думаю, больше не повторится. В один из летних дней, как обычно, мы приехали рано утром.

Как всегда, остановились возле самого берега. Каждый занимался своими обязанностями по устройству нового жилища. Я начал распаковывать с верхнего багажника лодку и палатки. Слышу, возле палатки раздался завораживающий, интригующий рыбаков всплеск играющего сазана… Через секунду всплеск стал ещё ближе, затем третий, четвертый… «Неужели все рыбы Чарвака скопились в этом заливе?» — подумал я. И, бросив все, с подсаком направился осторожно к берегу. Смотрю, у самого берега крутится сазан килограмма на два, а рядом плавает ещё крупнее.

Я замер, почти не дыша… Смотрю, к ним подплывает ещё один сазан. Выждав, когда они максимально приблизились друг к другу, я своим большим подсаком накрыл их и, прижав ко дну, потянул к берегу. К моему восторгу и изумлению случилось чудо — все три сазана оказались в подсаке. С криком: «Ура! Поймал!» — я подбежал к своим, чтобы показать улов.

Радость была неописуемая… Три сазана потянули в общем на 7кг. Когда мы говорим о чем-нибудь интересном, дети обязательно вспоминают этот уникальный эпизод на Чарваке. А Лора, часто вспоминая этот случай, говорила мне: «Ты бы видел свои глаза тогда — точно были квадратные». Я думаю, это и было рыбацкое счастье, рыбацкая удача, как тогда, в детстве, когда я поймал крупного сазана.

Особенно удачливым на рыбную ловлю был июль месяц 1991 года. Старший сын Павел в тот год заканчивал школу и готовился поступать в институт. Помню, как он гонялся на лодке по всему водоему за поплавком, который, рассекая волны, тащил сазан. Он его догнал на противоположном берегу у отвесной скалы «Палец». Сазан был аж на 5,7кг. В то лето, в основном, сазаны попадались от 2,5 до 3,5кг. Домой мы всегда возвращались с уловом.

В то же лето, как-то по возвращении, мы застали дома знаменитого председателя колхоза «Политотдел» Хван Ман Гыма с супругой Надеждой Тимофеевной, по настоянию которой они решили навестить старейшую колхозницу — мою маму. Хван Ман Гым к тому времени был реабилитирован и освобожден из заключения. Четыре года, проведенные в застенках, очень сильно отразились на его здоровье. Он выглядел подавленным и угнетенным. Но, увидев нас, счастливых и довольных, увидев наш улов, он заметно оживился и спросил: «А где же такие крупные сазаны водятся?». Услышав ответ, ещё больше удивился: «Про форель знаю, её мне часто привозили, а про сазанов в Чарваке первый раз слышу…». Мы ещё долго беседовали, а когда они засобирались домой, я выбрал двух крупных сазанов (под 4 килограмма) и угостил их. Было заметно, что он очень тронут, взгляд его потеплел, и я понял, что этот мой подарок, который мне ничего не стоил, ему очень дорог, как знак внимания и уважения. Как мало надо человеку для счастья… Чтоб никто не предавал, когда он на вершине власти, и чуточку искренности и тепла, когда дни идут к закату.

Лето заканчивалось. Приближался новый учебный год. Наша последняя поездка на Чарвак в том году завершилась тем, что мы завязали лоскут ткани на святом дереве, которое росло на одной из смотровых площадок. И каждый загадал желание. Говорят, оно обязательно сбудется.

Павлик решил ехать в Хабаровск и поступил в Институт народного хозяйства. Это и было наше общее желание, и оно сбылось. Мы без страха отпустили его на другой конец страны, потому что знали, что он там будет не один. В Хабаровске живет брат жены Александр, человек ответственный, добрый, отзывчивый, надежный. В том далеком краю он заменил Павлику нас, и мы ему очень благодарны. На Дальнем Востоке у Павла началась студенческая жизнь, по вечерам — работа инструктором таэквондо, занятия в автошколе. Появились новые друзья и незнакомое ему до этого чувство ностальгии по родному дому. В холодные, зимние вечера его согревали наши письма, воспоминания о доме, наших поездках на Чарвак. И все, что он впитал в себя с юношеских лет среди прекрасных гор и лазурной воды, давало ему новый заряд энергии и положительных эмоций. И отступала стужа, уходила тоска с письмами, которые он отправлял домой. Наступал новый день. Жизнь прекрасна во всех её проявлениях…

Я многое не успел в жизни, но я счастлив, что сумел привить детям любовь к окружающему нас миру. Человек богат не материальными ценностями — они приходят и уходят, а умением общаться с природой, умением черпать из неё живительную силу и энергию…, умением бороться и побеждать…

Добавить комментарий