Покорение горы «Мёхян» | Ким Ге Ро. Рассвет на закате

Покорение горы «Мёхян»

mehyan-mountain

В самой середине Корейского полуострова находится небольшая горная гряда с вершинами более 1900 метров. Этот горный массив называется «Мёхян», что в переводе означает «Благоухающий».

В один из солнечных дней нас посадили в поезд и повезли в эту живописную местность.

В пути нам поведали, что там находится одна из главных резиденций вождя корейского народа Ким Ир Сена и дом-музей, где хранятся все подарки, вручённые вождю руководителями зарубежных государств.

Поезд медленно, словно боясь нарушить тишину, одурманенную благоуханным ароматом трав и цветов, остановился на небольшой станции.

Выйдя на перрон, я вдохнул этот удивительный, ароматный воздух и мне захотелось вдыхать и вдыхать его до бесконечности. Он не только освежал голову, но и вытеснял из неё все житейские проблемы и разочарования, настраивая на созерцание прекрасной, самобытной, удивительной природы «Страны утренней свежести». Он заряжал колоссальной энергией сердце настолько, что хотелось жить и жить, любить и любить…

Мне стало так легко, что я даже перестал удивляться порхающему полёту многочисленных бабочек, обживших этот сказочный уголок Земли.

«Что остановились?.. Мы идём смотреть музей. Не отставайте», — услышал я настойчивый голос экскурсовода.

Вход в музей закрывали огромные двухстворчатые ворота.

Я, инженер, на глазок прикинул, что каждая створка весит более 5 тонн.

Встречающий нас хранитель музея лёгким, почти без усилия, движением нескольких пальцев открыл створку. Он заметил моё удивление и позволил мне самому проверить.

Я попробовал. Действительно створка открывалась без усилий… даже одним пальцем…

У меня в голове сразу всплыли законы механики с формулами и понятия массы, инерции и сопротивления развалились на глазах…

На вопрос: «Какие подшипники установлены?» — хранитель музея, улыбаясь, ответил: «На иголках».

Соображая, как это может быть, я стал догонять группу, которая уже рассматривала подарки.

Подарки в виде автомобилей, ружей, портретов были от всех руководителей стран социалистического лагеря.

Много экзотических подарков было от лидеров африканских и азиатских государств.

На моё удивление много подарков было от лидеров капиталистических государств.

Я про себя подумал, что борьба идеологий, оказывается, ни в коей мере не переносится на чисто человеческие отношения между лидерами государств.

А слушая пожелания к подаркам, понял, что президента Ким Ир Сена уважали исключительно все. Значит, было за что. Для лидеров он был примером по продолжительности управления государством.

Достоянием народа стали подарки, врученные вождю корейского народа Ким Ир Сену, в этом я убедился, заканчивая осмотр музея.

Далее нас ожидал маршрут по покорению вершины Мёхян.

По аккуратно выбитым в скалах ступенькам, опираясь на перила, мы потихоньку стали взбираться наверх.
mehyan-vodopad

То слева, то справа от вершины горы струился ручеёк. Его неуклонно тянуло вниз. Он то стремительно падал в виде водопада, наполняя шумом отвесное ущелье, то скапливался в виде небольшого изумительно прозрачного озерца, то переливался и скатывался по отвесным скалам, ныряя в расщелину, словно прячась от солнца, и появлялся вновь, впитав прохладу тёмных лабиринтов.

Глядя на эти благоуханные места, ущелья, покрытые легким туманом и вершины скал, пытающихся ухватится за облака, чувствуешь смысл точного перевода Чосон-страна утренней свежести.

Основная группа далеко позади, а я всё иду и иду вверх.

«Надо обязательно покорить вершину. Нельзя сдаваться. Чего ты стоишь, если не сумеешь взять её?..» — такие мысли подгоняли меня, и я лез всё выше и выше…

И вот наконец-то вершина. Я — первый из группы. Я — один в этой лазурной тишине. Дальше идти некуда. Кругом — небо в облаках. Красота — то, какая!..

Откуда ни возьмись, из-за деревьев, появилась большая группа в одинаковых спортивных костюмах.

«Я — из СССР. Большой привет вам из Ташкента!.. Я — кореец. Очень рад встретить вас здесь», — с этими словами я подошёл к ним. Мы обменялись крепкими рукопожатиями и от радости начали танцевать корейский танец. На память мы сфотографировались.

Это была группа рабочих-активистов, не помню уже с какой провинции. Я с теплотой вспоминаю их.

Особенно запомнился мне их руководитель — пожилой мужчина средних лет с серьёзным, задумчивым взглядом. В его глазах был явный интерес ко мне. Возможно, интуитивно он видел во мне единомышленника. Но что-то сдерживало его, не давало поддаться нашему общему восторгу взятия вершины. За этим «что-то» я чувствовал какую-то трагедию в его жизни, возможно, связанную с политическим режимом.

Мы так и расстались, не успев поговорить о чём-то важном . Но в душе каждого из нас осталась память об этой незабываемой встрече на вершине горы Мёхян.

Перед спуском мы присели прямо на валуны, чтобы отдохнуть и отдышаться. И на минуту каждый погрузился в свои мысли, возможно, вспомнил дом, родных и близких людей.

Я в последний раз окинул взглядом всю эту красоту, чтобы запомнить навсегда и суметь передать словами этот удивительный горный пейзаж тем, кто ждёт меня на родной, по-своему прекрасной, узбекской земле.

«Давайте спускаться», — прозвучала в тишине команда экскурсовода. И мы потихоньку стали спускаться вниз, к земной реальности и суете.

mehyan-vershinaНа вершине!

Добавить комментарий